Поместье Герцогини

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Поместье Герцогини » Альтернатива » Театр одного актера


Театр одного актера

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Если все партнеры по ролевой разбежались, а вам хочется творить, добро пожаловать в "Театр одного актера"!
Сказки, истории, драбблы. Расскажите всем о прошлом вашего персонажа или сочините историю, не имеющую отношения к ролевой. Тут есть только одно ограничение - границы вашей фантазии. Но раз вы пришли в "Театр одного актера", они широки, не так ли?

Шапки и прочие условности остаются на усмотрение автора.

0

2

Один день в пустыне. Путевые заметки путешественников.

Место происходящего: пустыня Сахара, в границах Египта.
Время происходящего: относительно недалекое прошлое, третий год пребывания Габриэль в Египте.
Действующие лица: много, и все неизвестные, кроме Габри. :)
Сюжет: читайте рассказ! :D

Это был изнурительно знойный день. Солнце стояло ровно в зените и безжалостно раскаляло и без того горячий воздух. Несмотря на начало мая, здесь, в бескрайних песках Сахары, стояла просто невыносимая жара. Мы только начали наш поход в глубину пустыни, но каждый из нас, изнеженных европейцев, чувствовал себя сейчас, как кусок хорошенько поджаренного мяса. Что не касалось исключительно нашего проводника Рашида. В самый разгар солнцепека, он умудрялся преспокойно заниматься своими делами прямо на открытом солнце.
- Эти бедуины очень выносливы… - жадно глотнув воды из фляги, я передала ее Матиасу, который в таком же изнеможении, как и я, лежал рядом на циновке. К обеду мы сумели дойти к небольшому оазису, и вот теперь, обессиленные и изнуренные, отдыхали в тени финиковых пальм. Верблюды паслись здесь же, флегматично пожевывая найденную в оазисе скудную зелень.
- Как и эти животные… - немного погодя, по-своему ответил Матиас.
- Ты сравниваешь животное с человеком? – шутливо пожурила его я, мягко потрепав по загорелым щекам.
- Нет, я имел в виду, что они одинаково хорошо приспособлены к жизни в пустыне, – парень перехватил мою ладонь, и стал играть моими пальцами. – Что этот кочевник, что тот верблюд…
- И все же, ты сравнил человека с верблюдом… - нарочно не отставала я от Матиаса, специально раззадоривая его еще больше. Эти норды бывают такими сдержанными!
- Габриэль, я знаю, чего ты хочешь… - лукаво блеснул на меня голубыми глазами блондин.
Я не успела ответить ему.
- Кто бы знал, чего сейчас я хочу! – голос с ощутимым французским акцентом выдал несносного Венсана. Он бесцеремонно ввалился в наш интимный уголок и тяжело опустился рядом.
- И чего же вы хотите, мсье «нарушитель чужого спокойствия»? – с легким раздражением осведомилась я у мужчины.
Француз не преминул с ответом.
- Хочу выпить, сыграть в карты и развлечься с женщиной! – ожидаемо заявил он, утомленно откидываясь на песок. Мы с Матиасом невольно прыснули со смеха, чем привлекли внимание всех остальных. Игнат недоуменно посмотрел на нас, и укоризненно покачал головой, Моник и Джуззи только задиристо расхохотались, узнав о причине такого беспокойства, а Эрик совсем никак не отреагировал на происходящее, тихо похрапывая на другом конце маленького оазиса.
- И дернул нас черт пойти в эту проклятую пустыню! Что мы тут найдем?! – в сердцах выпалил Венсан, набирая в большущий кулак песок и нервно швыряя его в сторону. – Один треклятый песок до самого горизонта!
Мы с Матиасом не нашлись, что ему ответить, ведь инициатива двинуться покорять необъятную пустыню, целиком принадлежала нам.
- Мы найдем здесь приключения! – с воодушевлением проговорила я, тормоша француза за плечо, и в подтверждение своих слов, добавила. – Предлагаю пари!
Друзья оживились, и с интересом воззрились на меня.
- Так вот, предлагаю следующее пари! – я поднялась на ноги и оттряхнула одежду от песка. – Каждый из нас берет своего верблюда, и мы устраиваем бега до ближайшего высокого бархана! Кто первым взойдет на него, тот и будет считаться победителем!
Осмотревшись по сторонам, я нашла взглядом подходящую дюну, высящуюся вдалеке, и указала на нее рукой.
- Вон тот подойдет, как нельзя лучше!
- Какова цена данного пари? -  поспешил прояснить все нюансы Венсан. – И в валюте какого государства?
Мы все переглянулись между собой, и вновь рассмеялись.
- Франки, лиры, и что там у вас за деньги на севере? – посмеиваясь, обратился мужчина к Матиасу.
Матиас ничего не ответил, одарив нахального француза лишь холодным взглядом.
- Пускай будут английские фунты, – водружая шляпу на голову, заключила я. - Тысяча фунтов на кону!
Француз присвистнул и рывком встал.
- По рукам! – здоровенная ручища заключила мою ладонь в свой плен. – Матиас ты в игре?
- Конечно, – блондин присоединился к нам, и по очереди обменялся со всеми рукопожатиями.
- Отлично! – взмахнув хлыстом, я  направилась к своему верблюду и быстро взобралась к нему на спину. – Господа, прошу следовать на старт!
Мужчины ловко оседлали своих животных и проследовали за мной к краю оазиса. Выстроив в одну линию верблюдов, мы приготовились в сию же минуту погнать их вперед.
- Вперед! – внезапно раздался позади нас веселый голос Моник, за которым последовал оглушительный выстрел, заставивший пугливых зверей немедленно сорваться с места. Я мало не свалилась наземы, сумев в последний момент схватиться за верблюжью упряжку, и только благодаря  этому сохранить равновесие. Выпрямившись, я подхлестнула верблюда по боку и помчалась навстречу пустыне. И так, перегоны начались!
- Хат-хат-хат! – словесно подгоняя животное, я вырвалась вперед друзей и на всех парах понеслась к заветному бархану. – Давай, маленький! Хат-хат-хат!
Сухой ветер обжигал лицо, периодически норовя сорвать шляпу с моей головы, но я совершенно не обращала на это внимания и целеустремленно мчалась к песчаной горе, стремительно рассекая залитое огненным светом пространство. Мимоходом обернувшись, я заприметила вблизи Матиаса резво нагоняющего меня. Хлестнув верблюда еще раз, я вынудила его побежать намного быстрее, что он сделал с возмущенным ревом.
- Вперед! Вперед! – донеслись откуда-то издалека подбадривающие голоса. Вероятно, остальные решили поддержать нашу затею и нынче наблюдали за ходом перегонов на краю оазиса.
- Хат-хат-хат! С дороги! – огласил округу громоподобный крик Венсана, который успел нагнать меня и Матиаса, и теперь грозил перегнать нас обоих. – С дороги, щенки!
- Ну, уж, нет! – меня захлестнуло негодование и небывалый азарт.
- Назад! Назад! Самум! Самум! – долетели обрывки отдельных слов со стороны оазиса. – Самум! Назад!..
Но мы ничего не слышали, продолжая нестись к такому уже близкому бархану. Внезапно, резкий порыв чрезвычайно горячего ветра врезался в наш маленький караван, а за ним, из-за вершины дюны на равнину обрушилась громадная волна песка и пыли.
- Проклятье, это самум! Давайте назад! Назад! – теперь уже заголосили совсем рядом. – Габи! Матиас! Назад! Это самум!
Нет в пустыне явления хуже, чем пустынные ветра и песчаные бури, и худшим из сих явлений определенно является самум – свирепый, и неимоверно жаркий пустынный ветер, налетающий с бешеной скоростью и приносящий с собой огромные облака песка и пыли. И сейчас, мы очертя голову спасались от него бегством, безжалостно подгоняя несчастных верблюдов ударами хлыстов. За нашими спинами люто завывал смертоносный самум, готовясь тотчас же проглотить жалких людишек. И он таки настиг нас, удушливым саванов скрыв под собой… И все смешалось в ужасном танце стихии. Небо и земля исчезли, и казалось, само время остановилось... Я не поняла, как упала с верблюда и очутилась на земле. Вокруг бушевала песчаная буря, не позволяя ни двигаться, ни свободно дышать. Оставалось всего-навсего ждать, когда сила стихии пойдет на спад, и все прекратиться само собой. Зарывшись в песок и прижавшись к земле всем телом, я, как пустынная змея, лежала и выжидала. Глаза мои жутко слезились, а в горле ужасно саднило, обветренная кожа горела, а волосы мои спутались и были полны песка, собственно, как и одежда. Я подумала, что сейчас, наверное, напоминаю какого-нибудь каирского бродягу, околачивающегося на базаре или около мечети, и эта мысль рассмешила меня. Я попробовала засмеяться, и у меня получилась. Немного хрипловато, но, тем не менее... И с этим смехом ветер стал утихать, а буря постепенно отступать.
- Габи?! Габи ты где?!.. – услышала я чей-то охрипший голос. – Габи отзовись!
- Матиас?! – я пока не решалась встать, поэтому, осторожно поползла на зов. – Матиас?! Где ты?!..
- Это не Матиас, это Венсан! – раздался совсем рядом знакомый голос, и чья-то крепкая рука схватила меня за лодыжку.
- Аааа! – что есть мочи завопила я, и, брыкнувшись пару раз, высвободила ногу.  -  Провались ты под землю, чертов француз!
- Итальянка, с тебя тысяча! Как и с твоего дружка шведа! – сипло хохоча, не преминул напомнить мне друг, которого я уже видела вполне ясно. Изрядно присыпанный песком, с запыленным лицом, волосами и одеждой, он лежал в паре сантиметров от меня и безумно скалил белые зубы.
Я отодвинулась от него подальше.
- Нашел время вспомнить об этом… К твоему сведенью, мы мало не погибли… - недовольно пробормотала я, подымаясь на ноги.
- Все равно, с вас деньги! И выпивка! И женщины!
- Никаких ему денег, выпивки и женщин! Эти перегоны считаются недействительными! – отчеканил где-то близко другой до боли знакомый голос. Я повернулась на него, и с облегчением обнаружила живого и невредимого Матиаса. – Мы так и не добрались до вершины бархана!
- Чтооо?! – опешил темноволосый и темноглазый француз и набросился на светлоглазого блондина с упреками и обвинениями. – Ты мне еще с прошлого раза деньги должен, когда мы в каирском форте в покер играли! Где мои деньги?! Проклятый викинг, верни мне мои деньги!
- Чертов лягушатник, какие деньги?!
Обреченно махнув на спорящих мужчин рукой, я неуклюже поплелась к оазису. Его тоже накрыло бурей, но, похоже, что там никто не пострадал.
- Хе-хей, вы там все живые?! – с трудом прочистив горло, прокричала я на подходе к оазису.
- Живые-живые! – отозвались в унисон разные голоса, и по очереди, в разных местах появились четыре головы. Игнат, Джуззи, Моник и Рашид. Завидев меня, Игнат обеспокоенно устремился мне навстречу.
- С тобой все в порядке? – его серые глаза, взволнованно глядели на меня.
- Со мной все отлично! А вот с ними, - я небрежно указала на друзей, оставшихся позади, - вероятно, нет… Ты-то сам как?..
- Я в полном порядке! – беззаботно улыбнувшись, заверил меня седой мужчина и перевел взгляд на ругающихся вдалеке мужчин. – Вот уж, как базарные бабы, ей богу!
- Точно! Самые настоящие!.. – рассмеявшись, поддержала я его, и, тронув за руку, примолвила. – Пойдем откапывать наш лагерь... Сегодня мы уже вряд ли сумеем выдвинуться дальше…
- Да, - согласился Игнат, и, развернувшись, зашагал вместе со мной обратно к оазису. – А знаете ли вы, синьора Леджеро, что означает слово «самум», в переводе с арабского языка?
- И что же?
- «Знойный ветер».
- Как верно подмечено! Не самум ли уничтожил в древности какую-то армию? Про это еще Геродот писал…
- Именно! Армию персидского царя Камбиса Второго. В 525 году до рождества Христова.
- Дааа… Не посчастливилось…
Разговаривая, мы неторопливо возвращались в наш разоренный лагерь, даже и не догадываясь, что он станет последним на нашем пути в покорении Великой Сахары. Страшная буря улеглась, и ветер уже не свистел так люто, скорей, вкрадчиво шептался с песчаными барханами и листьями пальм. Солнце продолжало лить на землю с небес свой жестокий свет. Разбежавшиеся верблюды возвращались к благодатному оазису. Все вернулось на круги своя…

+1

3

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: насилие, садизм.
ДЕТИ И ЛЮДИ С ХРУПКОЙ ПСИХИКОЙ - "БЕГИТЕ!".ХЗ

офф

надеюсь меня за это не прибьют...

Скромные "развлечения" Алого демона.

время: много лет тому назад...
действующие лица: скромный демон, нескромная жертва..; )


Комната была практически пуста, лишь кафельный стол белым пятном светился в кромешной темноте пустого помещения. Алый спокойно восседал в кресле и любовался на свою жертву. Абсолютно нагой юноша лет восемнадцати был крепко зафиксирован на столе за запястья и голени, короткие светлые волосы торчали во все стороны, а на шее темнел тонкий след удавки. Нет, он не был мертв, его только покинуло сознание… И демон с нетерпением ждал его возвращения.
Сегодня это было не просто развлечение, это была месть, и Блэклайт не собирался торопиться. Медленно поднявшись, он подошел к столу, провел кончиками пальцев по плоскому животу и склонился над юношей. Длинные ресницы, прямой аристократический нос и даже сейчас капризно-брезгливый изгиб губ. Маленькое ничтожество злило демона самим своим видом, не говоря уже о том, что он посмел покуситься на Ее честь. Юноша обладал слишком плохой интуицией для своего уровня заносчивости, и не понял предупреждения… А теперь было поздно.
Но вот темные ресницы затрепетали, а губы приоткрылись в тихом стоне. Демон ласково погладил юношу по щеке.
- Пора вставать, малыш… - тихий шепот опалил чужое ухо нежным бархатом, и глаза в ужасе распахнулись, обнажая бирюзовые оправы расширенных зрачков. Он узнал инферно, вечного спутника запавшей ему в душу дамы.
- Прошу, отпустите меня!.. – голос прозвучал почти твердо… Почти.
- Ты же знаешь, что этого не случится… - демон трепетно провел когтями по тонкому ошейнику следа удавки, - …я уже тебя ненавижу… Что ж… Хватит разговоров… Начнем… Захочешь – кричи… - в пошлой улыбке сверкнули острые клыки, лорд играл со своей законной добычей.
Длинные пальцы быстро пробежались по привычному уходящему в бесконечность ассортименту орудий. Груша… Ножи… Кошка… Иглы… Крюки… Да, это был подходящий вариант для разогрева. Тонкие в палец длинной иголки тихо звякнули в сжавшемся кулаке, и Блэклайт вернулся к столу. Тишина звенела в ушах и билась под пальцами лихорадочным пульсом. Лорд крепко сжал чужой указательный палец и вогнал первую иглу под пластинку ногтя. Юноша выгнулся, дергая ремни и грызя губы до крови, пытаясь сдержать рвущийся крик. Следующую иглу демон медленно задвинул под ноготь мизинца, вызвав первый болезненный стон отчаянья.
-…Молодец… Мне нравится, как ты стонешь… - голос почти истекал медом.
Очередная игла заняла свое место, вызывая надрывный крик. Демон хищно улыбнулся, цель была достигнута. Одна за одной иглы впивались под ногти, и по, до сих пор красивому, лицу текли слезы и тонкие струйки крови из изгрызенных губ. Ласка игл была исчерпана, но они все еще могли себя показать, нужно было лишь добавить огонька в их звенящие тела. Короткая передышка – лорд отошел за свечей. Пульсирующая тянущая боль в пальцах и частое дыхание, от которого кружилась голова, ненависть к мучителю и благодарность за передышку, измученное перенапряжением тело в холодной испарине и жажда конца… Любого… Демон знал, что чувствует юноша на кафельном столе. И знал, что конец придет почти скоро.
В темноте тускло замерцал огонек свечи, заплясал, облизывая одну из торчащих в болезненно напряженных пальцах игл. Можно было воспользоваться собственной властью над огнем, но нежный огонек свечи – это эстетика. Металл мучительно медленно нагревался, начиная причинять легкий дискомфорт, а за тем и постепенную жуткую боль раскаленной стали. Юноша замотал головой, от чего мокрые волосы прилипли к мраморной коже лица, протяжный хрипящий от дикого напряжения стон звучал на грани с воем. Такой отзывчивый мальчик, а ведь инферно еще не причинил абсолютно никакого непоправимого увечья. Осторожно поставив свечу рядом с чужим лицом, лорд, опасаясь за сохранность головы маленького гаденыша, подложил под его затылок свой свернутый плащ.
- Хочешь – уйти? – Алый почти касался чужих губ своими, разглядывая глаза своей жертвы столь близко, сколь это возможно, аккуратно кончиками пальцев убирая с чужого лица прилипшие прядки. После такого интимного занятия, как пытка, все барьеры, принятые в «приличном обществе», исчезают без следа. Инферно слизнул с чужого подбородка дорожку крови и ласково улыбнулся. Сейчас естественно было абсолютно любое действие, и демон не собирался упускать этот момент единения. Сильные руки, очерчивая, ощупывая, прошлись по в меру широким плечам, чуть выпирающим ребрам, талии, перешли на бедра, чуть коснулись внутренней стороны, Блэклайт с интересом натуралиста изучал тело замершего в испуге и надежде на легкое избавление юноши. Хороший костяк, гармонично развитые мышцы, при правильном обучении через пару лет из него мог получиться великолепный фехтовальщик. Лорд на несколько секунд задумался, искушение завести себе «пажа», было очень заманчиво… И юноша бы согласился на это предложение и не сбежал бы, отдав в залог собственную душу… Но демон все равно бы его убил, пусть и чуть позже – наглец вызывал в нем жгучее раздражение на грани с ненавистью, к тому же проступки должны наказываться. Однако игра начинала наскучивать… Изящные искушенные пытки, за прошествием лет, изрядно надоели, хотелось чего-то особенного. И сегодня лорд подготовился…
Оплетенная крепкой истертой от многократных касаний кожей рукоятка удобно легла в ладонь, становясь почти продолжением руки, легкое движение запястья и орудие описало круг, разрывая воздух с тихим гулким шелестом. Лорд улыбнулся, представив, как это смотрится со стороны: обманчиво хрупкое женоподобное создание в узких очках и с длинными алыми волосами, франт, одетый по последнему слову моды высшего света, с легкостью вращающий одной рукой среднюю кувалду цельной стали… Умопомрачительное зрелище, жаль, что Она его не видит.
Кувалда приятно оттягивала руку, заставляя еще раз оглядеть это, пока еще красивое тело, распятое на белом кафеле. Похоже, взгляд инферно произвел на жертву неизгладимое впечатление – с окровавленных губ сорвался тихий скулеж, в неосознанной попытке уползти пальцы царапнули плитки стола, но лишь бессильно скользнули по гладкой поверхности торчащими в них иглами, причиняя новую напоминающую боль.
- Тссс, мой маленький… Ты сам причиняешь себе эту боль… - улыбка превратилась в уродливый оскал, искаженный яростной Жаждой, демон терял все человеческие чувства, слыша барабанный бой чужого сердца и ток крови, что походил на рев далекой горной реки. Такая мощь, такое чудо творения, и все подчинено такому ничтожному разуму! Лорд чувствовал, что сходит с ума, этот крохотный обрывок мысли всегда был последним преддверием демонической сущности, состояния пограничного с бредом, когда видения и явь смешивались в единое целое, порождая намеки, предупреждения, призывы, все то, что им управляло и много раз сохраняло его жизнь. Теперь Алый осознавал, что всего лишь грубо убьет это ничтожество, что скулит перед ним на «алтаре». Не будет Игры, и почти не будет удовольствия, лишь уборка мусора.
Кувалда описала широкую дугу и опустилась на узкую ступню, дробя, сменная кости, выбивая их из суставов, уродуя совершенное творение Всевышнего. Захлебывающийся крик перешел в звериный вой дикой боли и отчаянья, вздергивая бессильное тело в высоту вслед за собой, будто на тонком шелковом поводке. Еще удары, вторая ступня, голени, кисти рук, не щадя так и оставшихся в пальцах игл, запястья, бедра, плечи, обезумившее от боли тело извивается на столе словно раздавленное насекомое. Юноша уже давно потерял бы сознание от болевого шока, но демон раз за разом выдергивал его сознание из небытия. Иступленный вой перешел в почти единый хрип, связки не выдерживали перенапряжения, а равнодушный кусок стали опустился на грудную клетку, чудовищно проминая ее будто толстый картон, с мерзким влажным хрустом погружаясь в глубину. Ребра раздробились, крупными осколками пронзая легкие, пищевод и сердце, вместе с очередным уже предсмертным захлебывающимся криком исторгая из горла пульсирующие потоки крови… Все было кончено… 
Уже почти спокойный лорд легко запрыгнул на край стола меж раздвинутых ног трупа. Брезгливо осматривая то, что осталось от красивого наглого уродца, он спокойно размышлял, что картине явно чего-то не хватает… В свое время этот юноша сказал слишком много лишнего… Это послужило идеей к финальному штриху. Перехватив кувалду, как молот для крикета, демон прицелился, немного размахнулся и одним мощным ударом снес трупу нижнюю челюсть.
- Да будет так… - хмыкнув демон, спрыгнул со стола и прислонил кувалду к столу. Этой ночью в городе найдут очередной почти не узнаваемый труп, пусть и после двухмесячного перерыва после предыдущего случая…

+1

4

Маска, маловато изощренных пыток. Раскаленные иголки под ногти, это как-то слишком просто. И еще, концовка грубая и даже немного зверская... Но, так все понравилось. :)

0

5

Знакомьтесь, это Анна.
Она пришла к вам издалека, из мира, которому не суждено было состояться, а потому я позволила этому миру обрасти некоторыми деталями, которых там не должно было быть. Зато эти детали были совершенно необходимы нам с Анной, чтобы рассказать вам эту историю. На вашем месте, я бы не воспринимала происходящее, как благое знамение, просто история хочет где-то поселиться, а место, где обитает Анна слишком далеко. История не доберется. По крайней мере, целой, ни разу не попав в руки пиратов, разбойников и прочие неприятности. Лично мне ее жалко, так что, пусть лучше живет здесь и передает приветы в далекие страны.
История не претендует ни на что. Она хотела, чтобы ее написали, а некоторые желания должны исполняться.


Анна бродила вдоль линии прибоя. Море было необычайно тихим для этого времени года. Совсем еще маленькие, кроткие волны подкрадывались к ее босым ступням: «Поймали!», и тут же сбегали обратно, под защиту могучего океана. Босоножки на тонких невысоких каблуках остались у лестницы, ведущей мимо вековых сосен на уступ. Если вы впервые оказались в этих местах, пришли на пляж со стороны города (проделав при этом немалый путь, хотя любой разумный горожанин неодобрительно покачает головой и посоветует воспользоваться автомобилем), если вы решили подняться по старой лестнице, вас поразит, как резко дикий пейзаж сменяется ухоженным садом, посреди которого высится старый особняк. Именно этому особняку сейчас и посвящена добрая половина мыслей Анны.
Думаю, для того, чтобы вы все поняли и не отвлекали меня расспросами, стоит рассказать вам короткую предысторию. Всего несколько лет назад особняк, построенный давным-давно ради пары без наследников, разваливался. Сад разрастался и мечтал стать зарослями шиповника, как в сказке о спящей красавице. Анна же жила в приморском городке поблизости и тайно мечтала о жизни, полной приключений и путешествий. Увы, мечта сада так и не сбылась, а вот мечте Анны повезло больше: друг купил особняк, отремонтировал его, превратил в отель, и тут тааакооое началось… Не буду мучить вас подробностями. Захотите - расспросите Анну или Марка. Они большие любители рассказывать истории, сидя вечером у камина.
За эти несколько лет так и не выдалось повода и достаточного количества свободного времени для того, чтобы заскучать. Сначала Анна руководила реставрацией отеля, воевала со старым смотрителем за право превратить сад в произведение искусства, выгнав оттуда все сорняки и кусты терновника. Затем помогала Марку руководить отелем, постоянно влипала в истории, помогала влипать в истории гостям, а хозяину – разрешать эти самые истории. В общем, наслаждалась жизнью.
И все-таки, сегодня она босиком гуляет по пляжу и бросает на утес грустные взгляды. Думаю, нам стоит подойти поближе, чтобы получше расслышать мысли этой женщины. Только тсссссс! Она не должна нас заметить.

Анна бродила вдоль линии прибоя. Море было необычайно тихим для этого времени года. Совсем еще маленькие, кроткие волны подкрадывались к ее босым ступням: «Поймали!», и тут же сбегали обратно, под защиту могучего океана. Босоножки на тонких невысоких каблуках остались у лестницы, ведущей мимо вековых сосен на уступ, где она их и бросила. Девушка жадно ловила каждый порыв соленого морского ветра, бившего ей в лицо и развивающего каштановые волосы. Вернее, пыталась ловить – ветер сегодня был совсем слабый. Анна вздыхала, улыбалась морю, благодарная даже за этот бриз, и отходила все дальше и дальше от брошенных в одиночестве босоножек. С морскими ветрами девушка была дружна с самого первого дня в приморском городке. Они встретили ее, приехавшую с одним небольшим чемоданом и большими ожиданиями, перезвоном городских колокольчиков и запахом океана. И все-таки, сейчас она тосковала по сильным и сухим степным ветрам, с которыми провела все свое детство. Они были совсем не такими ласковыми, как морские: пускали в глаза песок, путали волосы, приносили с собой запах выжженной земли. Но зато, если раскинуть руки, притворившись птицей, и прислушаться, они рассказывали истории о кочевниках и их соколах, умевших покорять небо и ветер в древние времена.
Нет, Анна совсем не жаловалась на свою прекрасную, безумно интересную жизнь. Как вообще может жаловаться человек, сорвавший у судьбы джекпот в виде господина Марка? Дело в том, что она уже несколько лет провела в этом небольшом приморском городе, где никто и никогда не торопился, а утро пахло выпечкой и свежими цветами. Иногда, примерно раз в год, где-то в разгар лета, в ее неуемной душе просыпалась тоска по путешествиям и движению. В такие дни она вспоминала и цитировала себе наизусть начало «Бегущей по волнам» Грина:  Рано или поздно, под старость или в расцвете лет, Несбывшееся зовет нас, и мы оглядываемся, стараясь понять, откуда прилетел зов. Тогда, очнувшись среди своего мира, тягостно спохватясь и дорожа каждым днем, всматриваемся мы в жизнь, всем существом стараясь разглядеть, не начинает ли сбываться Несбывшееся? Не ясен ли его образ? Не нужно ли теперь только протянуть руку, чтобы схватить и удержать его слабо мелькающие черты?
Анна прекрасно отдавала себе отчет, что это лишь однодневная слабость, просто живущая где-то в глубине страсть к движению напоминает о своем существовании, прежде, чем снова уйти в спячку, предоставив страсти к приключениям и историям повелевать душевными порывами хозяйки. Она знала, что забудет обо всем, как только поднимется по лестнице, заглянет в улыбающиеся глаза Марка, который с заговорческой улыбкой объявит: «У нас новые гости», и все же не торопилась уходить с пляжа. Тут осталось еще одно незаконченное дело.
Дорожка следов на песке резко сменила направление на девяносто градусов – это Анна быстрым и уверенным шагом направилась к месту, где пляж переходил в скалу, на вершине которой росли сосны. Анна присела, подобрала что-то и бегом вернулась обратно к морю, где юные волны все сильнее и сильнее вытягивали шеи, пытаясь понять, куда исчезла их любимица. Ах вот, она уже вернулась и по лодыжку оказалась в воде. Радостно улыбнувшись, Анна раскрыла ладонь, на которой оказались горстка пляжного песка и несколько старых, но еще сохранивших запах, сосновых иголок.
- Можете оказать мне услугу? – прокричала девушка в пространство. Игривые волночки обросли барашками, так интересно им было узнать, что тут происходит. – Мне нужно, чтобы вы отнесли это на мою родину. Это подарок. Он расскажет истории об этих местах, раз уж я сама не могу это сделать. Знаю, это очень наглая просьба, но взамен я подарю вам свою любимую золотую ленту и вывешу колокольчики за окно. По рукам? – Последнюю фразу девушка прокричала с необычным воодушевлением. Вместо ответа (да и кто мог бы ей ответить?) сильный порыв ветра сдул с ладони Анны песок и сосновые иголки. По всем законам термодинамики они не должны были пролететь и нескольких метров, но ветры могут иногда позволить себе забыть о термодинамике и прочих законах.
- Спасибо! – прокричала Анна вслед ветру и пошла домой, в свой отель, за обещанной золотой лентой.

+1


Вы здесь » Поместье Герцогини » Альтернатива » Театр одного актера


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC