Поместье Герцогини

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Поместье Герцогини » Третий этаж » Комната Габриэль Леджеро


Комната Габриэль Леджеро

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://img-fotki.yandex.ru/get/5010/69021680.17/0_99d4d_a1a0952e_M.png  http://img-fotki.yandex.ru/get/9355/69021680.17/0_99d4e_489e2e18_M.png

Небольшая, но достаточно просторная и светлая комната в колониальном стиле. Постоянный приток естественного света в помещение обеспечивают несколько высоких французских окон. В комнате нет ничего лишнего, только самое необходимое. Так же имеется уютная ванная комната и собственный балкончик с парочкой цветочных вазонов.

Дополнительно:
- Комната расположена на южной стороне.
- Неприкосновенными вещами Габи являются все её личные вещи: толстая записная книжка в алом кожаном переплете, несколько альбомов с фотографиями, записями и рисунками из многочисленных путешествий, китайская расписная фарфоровая шкатулка и пудреница, курительная трубка кисэру в лакированном футляре, набор письменных принадлежностей, дорожные шашки, старинная колода игральных карт и подвеска из черного оникса в виде скарабея.

0

2

>> Комната леди Бастет >> Территория поместья

Он не помнил, как давно он уже находился в небе. Он не помнил, почему потерял контроль над собой и своим человеческим обликом. Он не помнил ничего, что еще недавно мучило его. Мысли были чисты, точнее их не было вообще. Только кристально чистые прозрачные потоки воздуха. Ветер был счастлив. Для него не было лучшего исцеления, чем его родная стихия, особенно если кто-то пытался смешать его мысли. Яснее не стало, но боль и чужое влияние ушли назад, позволяя хотя бы дышать свободно. Судя по всему, граф провел уже довольно много времени в воздухе, возможно, больше пары часов. Он не знал точно, находясь в забытьи, но сейчас человеческое сознание возвращалось к нему. Вместе с ним возвращались и слабости людей. Юноша, наверное, навсегда остался бы в небе, если бы вдруг не осознал, что еще немного, и он разобьется. Сил не было. Они были израсходованы вместе с мыслями. Поэтому сейчас его тело перешло в свободное падение, стремительно приближаясь к крыше поместья, над которой он сейчас пролетал. Собравшись в последний момент, граф мягко опустился на крышу поместья. Ноги дрожали, в глазах вновь темнело. Возможность владеть человеческим обликом не была такой уж безобидной. Тело сковывало силу стихии, а она, в свою очередь, медленно, но верно разъедала тело. Еще не до конца обретя контроль над собой, Ветер то растворялся в вохдухе, то вновь обретал очертания. Так как при этом он медленно плелся по крыше, в один из таких перепадов стихия просто провалился сквозь перекрытие под крышу, а затем, уже осознанно, чтобы не удариться об пол, в чью-то комнату. Там он, наконец, остановился и некоторое время просто лежал на полу, полностью вернувшись к человеческому виду. С трудом приоткрыв отяжелевшие веки, Ветер, не помня себя, добрался до кровати и заснул на ней мертвецким сном.

0

3

Габриэль была бесконечно рада наконец-то оказаться в своих долгожданных покоях. Усталость валила с ног, и девушка уже собиралась лечь спать, но стоило ей только лишь мимоходом заглянуть в ванную комнату, как одно желание вмиг сменилось другим. Напустив полную ванную горячей воды и добавив в нее немного ароматического масла, Габи наскоро разделась, не удосужившись даже, как следует сложить одежду, и буквально с разбегу погрузилась в горячие волны. Окунувшись в воду с головой, итальянка в блаженстве растянулась в ней. Да, сейчас это было именно то, что нужно! И что могло быть лучше?.. В такой приятной неге Леджеро не заметила, как сначала слегка задремала, а потом и окончательно уснула. После всех тех приключений накануне, это стало естественной реакцией организма. Впрочем, спать девушке долго не пришлось. Вода остыла, да и странный шум из соседнего помещения вынудил блондинку скоро вернуться из волшебного царства Морфея. Еще толком ничего не соображая, Габри рывком поднялась из холодной уже воды, быстро накинула на себя халат и стрелой выскочила из ванной. Что ж, то, что она увидела, превзошло все ее предположения и смутные догадки. Леди Леджеро де Шатольи испытала настоящий шок и предельное изумление при виде давнего знакомца мирно посапывающего на ее кровати. Девушке понадобилось пару минут и несколько сильных щипков за разные части тела, чтобы понять и осознать, что данное зрелище не является ни сном, ни сонной грезой, ни галлюцинацией
- Ветер!.. - теперь изумление сменилось бурной радостью, и Габриэль уже собиралась было броситься к другу, чтобы разбудить его и расспросить обо всем. Не мудрено, ведь в сем удивительном месте, она встречает уже второго близкого человека! Чудеса, чудеса, и в который раз чудеса! Подойдя на цыпочках к кровати, девушка осторожно присела на ее краешек и с любопытством заглянула в лицо спящего друга. Ласковая улыбка тотчас тронула уста итальянки, ведь это был все тот же Ветер, которого она так хорошо помнила. Но вот вопрос, по какой причине, и как, он очутился здесь, в предоставленной для Габи Герцогиней комнате. Поразмышляв над данным вопросом какое-то время, Леджеро не сумела внятно на него ответить, поэтому для начала решила переодеться, ведь на ней до сих пор был мокрый банный халат. Достав из первого попавшегося чемодана изумрудного цвета кимоно и алое хаори, блондинка вернулась в ванную и переоделась. Закончив одеваться, девушка  еще немного поборолась с мокрыми волосами, пытаясь уложить их в какую-нибудь прическу, но в конечном итоге сдалась и оставила длинные волосы распущенными. Выглянув из ванной в комнату, Габи удостоверилась, что Ветер продолжает преспокойно спать. Что же с тобой произошло, дружок?.. Мысленно вопросила девушка к парню, направляясь к комоду. Найдя в одном из ящиков плед, Габри укрыла им друга, и без стеснения уселась рядом. Сейчас в планы итальянки входило лишь одно - просто ждать, пока Ветер пробудится, хотя она и сама не отказалась бы подремать. Вздохнув, Леджеро порылась в прикроватной тумбочке и достала оттуда трубку и коробочку с табаком, но поколебавшись мгновение, отказалась от затеи покурить, по той причине, что прекрасно знала, насколько велика нелюбовь друга к куреву. Да и курящим женщинам, в общем... Обреченно вздохнув, девушка возвратила вещи на место и, сложив руки на груди, прикрыла веки. Вскоре, легкий сон овладел блондинкой, и она опять возвратилась в царство Морфея.

0

4

Ему снились какие-то сладкие-сладкие бессвязные сны. Сон был совершенно спокойным и наконец-то возвращал утраченные силы. Лицо графа было поистине ангельским, пока он спал. Но в один момент ему вдруг стало неуютно - удивленный взгляд пристально следил за ним. Поморщившись, Ветер приоткрыл глаза. Две картинки медленно слились в одну, и перед ним предстала миловидной внешности девушка, показавшаяся ему смутно знакомой. Когда же сознание вернулось к стихии окончательно, он обворожительно, в лучших своих традициях, улыбнулся и негромко поинтересовался, слегка потягиваясь:
- Габри, не то, чтобы я не был рад тебя видеть, но что ты делаешь в моей комнате в такую рань?.. - девушка не ответила, и Ветер запоздало сообразил, что и она тоже составила ему компанию во сне. Мягко улыбнувшись, стихия осмотрелся. - Подожди-ка, это же не моя комната, - заключил, наконец, капитан очевидность и тут же преисполнился благодарности к спящей рядом подруге. Мало того, что она не разбудила и не погнала его прочь, так еще и милостиво укрыла. Выбравшись из-под пледа, юноша ласково провел по плечу подруги, украдкой рассматривая красивую девушку. Сколько он ее помнил, она всегда менялась. Вот и сейчас она была уже совсем другой по сравнению с той девушкой, с которой он расстался в поместье Фантомхайва. Эти мысли омрачили радость встречи. - Как же тебя сюда занесло, милая? - вполголоса поинтересовался мужчина больше у самого себя. В том, что его близкая подруга оказалась в поместье Герцогини не было ничего хорошего уже само по себе. Ветер не слишком верил в совпадения. И если он еще мог принять встречу с Бастет как случайную, то теперь становилось ясно, что все это неспроста. Имя анимага отчего-то покоробило стихию, задумавшись, юноша начал вспоминать, как, собственно, он оказался в чужой комнате. Воспоминания не несли за собой ничего хорошего. Все произошедшее он помнил немного расплывчато, но этого было достаточно, чтобы понять, что он влип в очередные неприятности. Честно говоря, его это уже даже не удивляло: если неприятности не находили Ветра, то он сам их находил в скором времени. Сейчас, вдали от Анны и Бастет, ему было намного лучше. Но было очевидно, что это ненадолго. Покачав головой, граф снова взглянул на Габриэль. Вот кто наверняка мог дать ему дельный совет, но впутывать ее не стоило. Зная боевой нрав итальянки, можно было предположить, что она отправится вершить правосудие в поместье. Ветер усмехнулся. В свою очередь бережно укрыв девушку пледом, юноша попытался тихо удалиться.

0

5

Спалось девушке, в общем-то, хорошо. Ей грезились пушистые розовые облака и пухленькие путти. Они смеялись и кружили над головой, как рой пчелок. Габи пыталась поймать одного из них и заключить в свои объятия, но щекастые крылатые младенцы постоянно ускользали от нее. Такие странные сны являлись не редкостью для итальянки, но к чему ей сегодня снились путти?.. Может все дело в репродукции Рафаэля «Сикстинская Мадонна», которую она случайно увидела в каком-то художественном журнале, когда плыла в Британию на пароходе. Вероятно так... Но несмотря на кажущуюся глубину, сон Габриэль был очень чутким. Она ощущала любую перемену вокруг. Вот и сейчас, слабое движение рядом молниеносно выдернуло блондинку из компании миленьких ангелочков и сахарных облаков. В комнате явно кто-то находился. Леджеро услышала знакомый голос. Сон понемногу отпускал девушку из своего плена, но она не спешила выдавать себя, посему, продолжала притворяться крепко спящей.
- Как же тебя сюда занесло, милая?
Услышала итальянка, и это окончательно пробудило ее ото сна. Габри волновал тот же самый вопрос по отношению к Ветру. Леди де Шатольи уже собиралась раскрыть свое притворство, когда друг принялся укрывать ее, и в сей подходящий момент, девушка внезапно открыла глаза и резко схватила Ветра за руку, не давая ему возможности просто так улизнуть отсюда. Не произнося ни слова, но и не отпуская руки парня, блондинка, невинно улыбаясь медленно села на постели. Улыбка ее стала еще шире, когда она встретилась с другом взглядом.
- Ве-тер... - нарочно по слогам произнесла имя друга Леджеро лукаво взирая на последнего. - И куда же ты собрался, дорогой мой друг?
В словах итальянки не присутствовало ни сарказма, ни укора. Девушка действительно не желала отпускать давнего друга, с которым, как ей казалось, не виделась века.
- Хоть ты и стихия, но я тебя не отпущу до тех пор, пока не узнаю обо всем, – безапелляционно заявила Габи, усаживаясь удобней. – К тому же, кое-что, очевидно, ты мне обязан объяснить, – девушка мягко намекнула на неожиданное вторжение Ветра в ее личные апартаменты.

+1

6

Ветер вздрогнул. Он наивно полагал, что Габриэль заснула, но не тут-то было, коварная итальянка ловко схватила его в тиски обманчиво нежных рук. Граф повернулся и удивленно посмотрел на подругу. По губам сама собой расплывалась улыбка. Габриэль тоже улыбалась самым невинным образом, и, зная ее, при этом одинаково вероятно можно было схлопотать или дождаться ласкового приветствия. Поэтому стихия выжидал. Пока подруга выговаривала его имя, граф лукаво приподнял бровь, а потом прикрыл озорные глаза.
- Я тоже тебе рад, - очаровательно улыбаясь, отозвался граф, - но, кажется, ты порядком утомилась, и я решил зайти в другой раз, - просиял невинностью юноша, подзабыв, что еще пару мгновений назад именно он спал в комнате леди Леджеро. На категоричное заявление подруги Ветер лишь усмехнулся и растворил в воздухе кисть своей руки вместе с запястьем, освободившись из плена итальянки. Задумчиво посмотрев на свою руку, уходящую в никуда, граф поднял голову. – Уверена?.. – вкрадчиво поинтересовался он у Габриэль. Увы, финальный аргумент подруги стал решающим, и граф поднял ладошки вверх, сдаваясь на растерзание предприимчивой девушке. Вторая ладонь медленно вернулась на привычное место. Рассмеявшись, парень прижал к себе подругу. – Давненько не виделись, Габри, - улыбнулся юноша. Несмотря на все трудности жизни в поместье, встреча с давней подругой рассеивала облака над его головой. – Прости за вторжение. Признаться, я и сам не помню толком, как оказался в твоей комнате. Вполне вероятно, что провалился через потолок, ты знаешь, со мной бывает… - усмехнувшись, почесал затылок мужчина. – Меня больше интересует, какие ветра занесли сюда тебя? Прошу, не говори, что проклятое приглашение, - с надеждой обратился Ветер к Габриэль. Меньше всего ему хотелось бы, чтобы и она оказалась втянута в интриги этого места. Здравый смысл подсказывал, что так оно и есть, но что-то внутри все еще не желало признавать очевидное. Устроившись поудобнее, Ветер ждал ответа. Все указывало на то, что ему придется задержаться в комнате итальянки.

0

7

Ох уж эти чудные стихии! Заметила про себя Габри, следя за действиями Ветра. Запросто растворив свою руку в пространстве парень, таким образом, освободился от цепкой хватки итальянки. Девушка только лишь удивленно покачала головой, продолжая, улыбаясь глядеть на друга. Впрочем, долго играть в молчанку Леджеро не собиралась, тем более что и Ветер не думал тянуть время. От дружеских объятий итальянка и стихия скоро перешли к разговору, который обещал быть весьма интересным. Габриэль решила покамест не выпытывать у Виндхайда все детали касающееся его проникновения к ней в покои. Каковой бы не являлась причина, следствием стало падение друга с высоты, что само по себе уже было нехорошо. Так и расшибиться оземь не далеко! Беззвучно вздохнув, блондинка вновь обратила взор к молодому мужчине и далее услышала от него следующее:
– Прости за вторжение. Признаться, я и сам не помню толком, как оказался в твоей комнате. Вполне вероятно, что провалился через потолок, ты знаешь, со мной бывает... Меня больше интересует, какие ветра занесли сюда тебя? Прошу, не говори, что проклятое приглашение.
Понимающе кивнув,  итальянка быстро скользнула  с кровати к чемоданам, грудящимся у двери, и вытащила из одного изрядно потрепанный лист бумаги.
- Вот, можешь прочитать, если хочешь, - протянув помятое приглашение Ветру, Габи все же решила объяснить. - Я получила данное приглашение меньше месяца назад. Я недавно вернулась из далекого странствия, потому, как ты видишь, я такая загоревшая, - весело подметила смуглолицая леди, улыбнувшись своему собеседнику. - Так вот, я возвращаюсь в Рим, переступаю порог своего дома, а моя домоправительница буквально сходу преподносит мне вместе с другой корреспонденцией это странное письмо от некоей герцогини без имени. О причине моего визита к ней, ты можешь узнать в приглашении. Чисто деловые отношения, плюс ко всему мое вездесущее любопытство, - игриво подмигнув Ветру, Леджеро приняла от него эстафетную палочку вопросов. - Аналогичный твоему вопрос: как же ты сюда попал, дружище? Что, сея таинственная безымянная аристократка, предложила тебе? - блондинка сделала многозначительную паузу и после непродолжительного молчания добавила. - Кстати, ты знаешь, а ведь Севериния тоже здесь...
А ведь неспроста! Как необъяснимое озарение, короткой молнией неожиданно вспыхнуло в мыслях девушки.
- Неспроста... - машинально вторил немым мыслям приглушенный голос Габриэль. - Неспроста...

Отредактировано Габриэль (2013-12-10 22:43:58)

0

8

Что Ветру неизменно нравилось в Габриэль, так это ее невозмутимость. Забавно, но ее никогда не удивляло то, что он выкинет в следующий раз, даже если это выходило за пределы невинных шалостей. Вот и сейчас леди лишь с укором покачала головой на его спектакль. Ветер улыбнулся. Однако улыбка быстро сползла с его лица, когда подруга отправилась искать приглашение Герцогини – что же еще? Граф нахмурился. Мимолетно пробежав глазами письмо, юноша вернул его итальянке. Та начала свой рассказ. Несмотря ни на что, вид сияющей девушки снова заставил стихию усмехнуться.
- Красавица! – незамедлительно отозвался он, восхищенно взглянув на золотистую кожу Габри, и продолжал слушать, не перебивая. Когда она закончила, Ветер смотрел на подругу с тихой грустью в глазах. Юная авантюристка еще не понимала, во что влипла, а вот граф, даже несмотря на свое легкомыслие, начинал чуять неладное. – Зря ты сюда сунулась, Габри, - негромко заметил Виндхайд, - какая-то чертовщина творится в этом доме. Мы с Анной приехали в начале вечера и за несколько часов уже успели стать частью сомнительных совпадений… Севериния? – удивленно переспросил юноша подругу. – Всего пару часов назад я расстался с Бастет, помнишь ее? – мягко обошел неприятный инцидент в комнате последней граф. Теперь уже он не сомневался, что судьба свела старых знакомых не просто так. Глядишь, и за следующим поворотом коридора он столкнется с Себастьяном. Этой мысли граф криво усмехнулся. Он лишь надеялся, что не окажется снова центром всего творящегося безумия. – Нам Герцогиня предложила приключения, - вновь уклонился от всей правды мужчина, - и она определенно держит свои обещания. Даже не знаю, к лучшему ли это… - скептически приподнял бровь Ветер и ласково коснулся щеки подруги ладонью. – В любом случае, береги себя, ладно? – задумчиво попросил стихия, взволнованно скользя взглядом по лицу подруги. В его глазах читалось то, как он перебирал варианты происходящего. Судя по взгляду, хорошего было мало.

0

9

Расплывшись в лучезарной улыбке от услышанного комплимента, девушка ответила в своей неизменной манере.
- Ну, ты тоже красавец! - дружески хлопнув Ветра по плечу, Габи принялась усердно поправлять его немного помятую после сна рубашку. - Вот! Perfetto! Теперь точно красавец!
Наконец-таки оставив друга в покое, итальянка придирчиво взглянула на проделанную ею "работу", и в конечном итоге, осталась весьма довольна. Она хотела еще что-то сказать парню, но он опередил ее.
– Зря ты сюда сунулась, Габри, какая-то чертовщина творится в этом доме.
- Что ты имеешь в виду? - нахмурилась блондинка. - Что это значит?.. - Габриэль собралась уже насесть на Виндхайда и выяснить у него все, но, в это же время, он удачно вспомнил про Бастет и Анну. - Бастет? Правда? И Анна? - удивлению барышни не было предела. - Так она здесь вместе с тобой? Как замечательно! Ты только что это сообщил, но мне уже не терпится с ней повидаться!
Радостно оживившись, Леджеро забыть-позабыла о том, что буквально минуту назад говорил ей явно обеспокоенный друг. Габри искренне и беззаботно радовалась встрече с давними друзьями, хотя, следовало бы серьезно насторожится. Ничего не поделаешь, эмоции часто были сильнее итальянки... Вот и сейчас, девушка увлеченно начала строить в своей голове планы на будущую встречу с обеими подругами, пока слова Ветра не возвратили ее к действительности. Судя по виду и тону голоса молодого мужчины, он преднамеренно избегал подробностей в своей повествование, что вполне ожидаемо еще больше распалило интерес блондинки, ведь она терпеть не могла недосказанности. Неожиданно подавшись вперед, Габри приблизила свое лицо к лицу друга и лишая того возможности улизнуть, в упор произнесла:
- Ветер, может, поведаешь мне все? Что с тобой приключилось? - голос итальянки звучал мягко, и как можно более непринужденно. - Возможно, тебе необходима помощь?
Девушка видела тревогу в глазах стихии, которая понемногу стало передаваться и ей. Габриэль определенно это не нравилось...

Отредактировано Габриэль (2013-12-10 22:46:26)

0

10

Ну хоть на что-то Габриэль реагировала, как обыкновенная девушка. Обычно же итальянка с непринужденной легкостью ломала устоявшиеся шаблоны Ветра, ставя его в тупик. Но, возможно, именно поэтому она занимала особое место в душе стихии. Лукаво наблюдая за девушкой, граф едва уловимо покачал головой в недоверии, но не смог сдержать улыбки. Он не сопротивлялся, позволяя подруге делать с ним все, что заблагорассудится, и, хотя граф и знал, что слова девушки не более чем ответная вежливость, он слегка смутился. В такие моменты «роковой граф» становился забавно трогательным. Впрочем, лицо его довольно быстро вернуло серьезное выражение. Их разговор «скакал» от радости встречи после долгой разлуки до обсуждения серьезных проблем и, кажется, молодые люди были не вольны что-то изменить. Их настроения сейчас во многом совпадали. Вот и Габриэль только собралась выведать у него обо всем ему известном, как тут же переключилась на новости о подругах. При воспоминании об обеих девушках граф тоскливо отвел взгляд и задумчиво улыбнулся.
- Да, - негромко отозвался Ветер, - я ведь украл гостью у графа Фантомхайва. Как невежливо с моей стороны… - юноша невесело усмехнулся. Вспоминая зарождение своих первых нежных чувств к возлюбленной, он осознавал, каких глупостей успел наделать за последние несколько часов, как, должно быть, обидел ее. – Конечно, вы вскоре повидаетесь, но, возможно, сейчас не самое подходящее время… - осторожно начал стихия и осекся, когда красивые глаза итальянки, казалось, заглянули в самую его душу. Отчего-то стало не по себе. Да что уж там, даже могущественный граф иногда боялся напористой подруги. Ветер не нашел ничего лучше, чем улыбнуться, он вообще довольно часто жил по принципу «Улыбайтесь – люди любят идиотов».  Незаметно отклонившись, юноша лукаво сверкнул глазами. – Нам не хватит ночи, чтобы я мог рассказать тебе обо всех своих приключениях, - интригующе начал он, - вот например, ты знаешь, что у нас с Анной вскоре родится дочь? – настолько непринужденно соврал Ветер, что сомнений быть не могло – сейчас он получит от подруги по полной за сокрытие таких новостей. А потом еще раз, когда вскроется, что это обман. Но оно того стоило: во-первых, это весело – посмотреть на ее вытянувшееся лицо, а Ветру было жизненно необходимо развеяться, а во-вторых это точно отвлечет на некоторое время чуткую девушку от той темы, в которую, может, лучше и не стоило влезать. Невинно улыбаясь, граф ждал реакции Габриэль.

+2

11

Габриэль выжидающе смотрела на Ветра. Не оставалось никаких сомнений, что парень влип в очередные неприятности, посему и не спешил с ответами. Но, как бы там, ни было, девушка не собиралась так легко отступать, не добившись своего. Черт побери! Имеет же она, в конце концов, право узнать правду, которую, тем не менее, друг и не думал открывать. Ничего не скажешь, Ветер был истинным отражением своей стихии... Всегда свободолюбивый, изворотливый и упрямый, порой он походил на холодный и порывистый штормовой ветер, временами на теплый и приятный летний зефир, иногда на бурный и свежий весенний бриз... Ветер, одним словом!.. Встав с кровати, итальянка проследовала к одному из окон, дабы впустить в комнату первые солнечные лучи и немного утренней прохлады, но фраза, настигнувшая ее по пути, заставила Леджеро замереть на месте.
- Нам не хватит ночи, чтобы я мог рассказать тебе обо всех своих приключениях, вот например, ты знаешь, что у нас с Анной вскоре родится дочь?
В момент, развернувшись к Виндхайду, блондинка устремила на него самый пристальный и пронзительный взгляд, на который только была способна. Прищурив зеленые глаза, Габи недоверчиво взирала на молодого мужчину, медленно возвращаясь обратно к кровати.
- Ты шутишь? – остановившись у изголовья, девушка, скрестив руки на груди, наклонилась к Ветру. Тот, как ни в чем не бывало, продолжал беззаботно улыбаться, невозмутимо восседая на ее кровати. – Если ты говоришь правду, я задушу тебя в объятиях, и мы сейчас же отправимся прямиком к Анне. Но!.. Если же ты лжешь, тогда я просто тебя задушу...
Теперь и Габриэль улыбалась невиннейшим образом, внимательно наблюдая за реакцией изворотливой стихии и ожидая его дальнейших действий. Не сказать, чтобы Леджеро категорически отказывалась верить словам друга, но и наивно принять их на веру никак не могла... Она достаточно хорошо знала этого обаятельного проказника...

0

12

Ветер очень стойко и невозмутимо выдержал проницательный взгляд подруги. Жаль, что она стояла к нему спиной, и граф не увидел выражения лица девушки, когда радостная весть достигла ее ушей. Но, кажется, юноша все-таки добился желаемого эффекта. Теперь же взгляд темпераментной итальянки прожигал насквозь. Если бы только воздуху это было хоть сколько-нибудь страшно. Габриэль медленно подкрадывалась к другу. Ветер невинно улыбался.
- А ты сама-то как думаешь? – с нежной улыбкой поинтересовался граф, мечтательно прикрыв глаза и всерьез задумавшись о том, какой могла бы быть его дочь. Стихия придерживался мнения, что лучший способ сделать ложь убедительной – самому поверить в нее. Поэтому у его дочери наверняка будут светлые зеленые глаза и красивые русые волосы, как у мамы… Но графа вновь отвлекла Габри, смотревшая на него в упор близко-близко. Забавно было бы сейчас чмокнуть ее в нос, например, - озорно подумал Ветер, - вот бы она оторопела. Но граф сдержался – хватит с несчастной подруги нервных потрясений. Габриэль, конечно, девушка крепкая, но это не повод не беречь ее. – Женщины любят громкие слова, - с усмешкой парировал граф, коснувшись указательным пальцем лба итальянки и бесцеремонно отодвигая ее личико подальше от себя во избежание соблазнов и прочих инцидентов, - как, впрочем, и все люди, - тихо добавил юноша в сторону. Лицо его стало серьезным на мгновение, но улыбка снова вскоре восторжествовала на губах графа. Задушишь? Меня? Ой ли? – читалось в лукавых глазах стихии. Увы, все это было показным. Глубоко в душе графа закралась тоска по возлюбленной. Он хотел быть рядом с ней, но не знал, чем все это обернется, чувствуя, что не до конца владеет собой. Юноша колебался. Но, впрочем, леди Леджеро продолжала наседать, а ее вмешательство в отношения двух влюбленных могло только еще больше смешать карты, поэтому Ветер все же сделал выбор. Его очертания начали расплываться по воздуху и растворяться. – В любом случае, я сейчас должен быть с ней, - с невозмутимой и коварной улыбкой пояснил граф, - до скорого, Габри, - юноша безапелляционно помахал подруге рукой и растворился, переместившись в коридоры поместья. Ему хотелось еще некоторое время прогуляться до своей комнаты одному. Последней исчезла его лукавая улыбка Чеширского кота. 

>> Комната Анны и Ветра

0

13

- Эй, постой! Куда ты собрался?! – только и успела возмущенно воскликнуть девушка, попытавшись было, поймать исчезающий силуэт негодяя-Ветра, но, разумеется, ей этого не удалось. Парень без следа пропал из комнаты, как будто он здесь никогда и не появлялся... В поступке друга не было ничего необычного или неожиданного, такое поведение являлось вполне привычным для своенравной стихии. Но, тем не менее, Габриэль подобные выходки Ветра, каждый раз воспринимала очень остро. В какой-то мере, чрезмерное свободолюбие и непокорность взбалмошного графа рождали в душе итальянки желание приосадить его на время, задержать на лету, удержать на земле, около людей. Около себя... Ветер... Ветер... Что ты будешь делать, когда те смертные, которых ты любишь, и которые любят тебя, умрут?.. Горько вздохнув своим невеселым мыслям, Леджеро присела на краешек не застланной кровати и выдвинула верхний ящик одной из прикроватных тумбочек. Теперь, когда Виндхайд ушел, можно было спокойно предаться вредной привычке. Игнат постоянно читал Габи нотации по поводу бесспорного вреда курения для женского организма. Будь он сейчас рядом, обязательно принялся бы вразумлять упрямую леди. Старый, добрый дядюшка Игнат... Хмурое лицо девушки на минутку прояснилось при воспоминании о седовласом помощнике. А ведь он ей совсем не родственник, а все равно любит и заботиться, как о родной дочери или внучке... Раскурив кисэру, блондинка неторопливо вышла на балкон и опершись о перила с удовольствием закурила. На горизонте загорался розовый рассвет, окрашивая мир во все возможные оттенки сего легкомысленного цвета. Неугомонные стрижи уже вовсю пронзительно кричали в небе, а изящные ласточки весело щебетали где-то под крышей поместья. Природа постепенно просыпалась вместе с солнцем, чутко отвечая на его ласковые и мягкие прикосновения. Мягкие прикосновения... Прикрыв веки, итальянка погрузилась в безмятежное состояние ностальгии и сладких грез. Мягкие прикосновения... Тесное сплетение пальцев и тел... Горячее, надрывистое дыхание... Эта молочная кожа, платиновые волосы и прозрачные, как чистейший горный хрусталь, голубые глаза... Легкий шелест дождя за тонкими бумажными стенами... Ели слышимые вздохи ветра... Мелодичный перезвон ветряного колокольчика... Багровые хризантемы в саду покорно склоняются под непрерывным потоком ливня... Багровые хризантемы... Шепот опавших листьев... Касания дождя... Странное дело, вместо того, чтобы метаться в лихорадке тщетных размышлений, выстраивая в своей голове бесконечные догадки и предположения, касающиеся Ветра и его упорного молчания обо всем произошедшем с ним, Габриэль принялась вспоминать и предаваться мечтаниям о былом. Она скучала по утраченным друзьям, любимому и прошлым приключениям... Это было тем страннее, ввиду недавних внезапных встреч с другими давними друзьями. Определенно, данное место, каким-то непонятным образом воздействовало на восприятие и ощущения. Или, виной тому стала, более чем мимолетная и жутко скомканная встреча с Ветром... Глубоко затянувшись, девушка задумчиво взглянула в чистое небо.
- Ни облачка... – вслух подметила Леджеро, наблюдая за стремительными передвижениями стрижей высоко в небе. Вероятно, удивительно быть птицей... Иметь крылья... Разве это не настоящая свобода?.. Вытряхнув золу из трубки, смуглолицая блондинка в последний раз обратила мечтательный взор к светлым небесам и скрылась в сумраке комнаты.

Отредактировано Габриэль (2014-01-16 22:04:40)

0

14

Габриэль мучили ночные кошмары. С тех пор как она приехала в поместье, это случилось не впервые, но именно сегодня ночью чувство безотчетного страха неизменно преследующее молодую женщину в подобных сновидениях проявилось явственнее и сильнее, чем прежде. Леджеро не помнила образов этих дурных снов, только неприятные ощущения, которые они несли. Пребывание в особняке Герцогини становилось всё тягостнее, и путешественница догадывалась, что намерения хозяйки отнюдь не благовидные. Итальянка в скором времени собиралась сбежать отсюда, но для начала следовало проснуться.
Задыхаясь и обливаясь холодным потом, Габриэль очнулась ото сна. В тот момент, когда она открыла глаза и пришла в себя, всё, что происходила за тонкой чертой, отделяющей мир сновидений от мира реальности, окончательно исчезло и растворилось. Осталось лишь смутное чувство пережитого ужаса и учащенное сердцебиение. Утерев дрожащей рукой взмокший лоб, девушка перевела дух и машинально оглянулась по сторонам. В комнате стояла непроглядная темнота, густая и липкая, почти осязаемая. Мертвая тишина оглушала и сбивала с толку. Не было слышно даже стрекота сверчков и голосов ночных птиц за окном. Ни дать, ни взять, сцена готического романа, написанная в самых темных тонах.
Встряхнувшись, Леджеро медленно поднялась и осторожно двинулась к балконной двери. Свечи зажигать не хотелось, благо за стенами поместья света хватало. Сквозь тонкую щель между задернутыми шторами, в комнату пробивалась серебристая полоска лунного света. Раздвинув в стороны тяжелые бархатные портьеры, блондинка распахнула дверь на балкон, дабы впустить немного свежего воздуха, а сама отправилась в ванную комнату.
Смывая с себя прохладной водой остатки ночного кошмара, Габриэль размышляла, как сегодня же соберет вещи и оставив Герцогини сдержанно-вежливое послание, немедленно уедет из этого странного места. Да, именно так, и никак по-другому. Жаль оставлять друзей, но проклятый дом скоро доведет её до Бетлемской королевской больницы.
- Где твой дух авантюризма, Леджеро? Жажда тайн и открытий, — расчесывая перед зеркалом влажные волосы, вопрошала у своего зеркального отражения итальянка. — Разве это не ещё одно занимательное приключение?
Вздохнув, молодая женщина отложила расческу в сторону и растерянно покачала головой.
- С меня хватит. Тем более что я сейчас разговариваю сама с собой.
Накинув шелковый халат на голое тело, Габриэль возвратилась в спальню. Ей понравился вид комнаты залитой чистым лунным светом, но подумав с минуту, путешественница таки решила зажечь свечи. Спокойный сон оставшуюся часть ночи, девушке явно не грозил поэтому, чтобы как-то скоротать время, она принялась укладывать одежду в чемоданы.

Отредактировано Габриэль (2015-12-12 05:40:08)

0

15

Полумрак стелился под ногами мягким ковром, тишина обволакивала плечи ласковым шлейфом, поместье как никогда раньше было благосклонно к нему, но Ветер не замечал ничего вокруг. Он, конечно, оценил бы давно забытое гостеприимство проклятого особняка, если бы мог чувствовать хоть что-то сейчас. Но он не мог. Граф шел тихо, мягко, но в движениях его не было обычной плавности, присущей ему, каждый шаг, каждый жест – все было доведено до автоматизма. Лицо не выражало эмоций, а во взгляде застыла пустота, и, хотя они немного и поблескивали в отсветах редких свечей, обычно живые и озорные глаза юноши казались стеклянными, безжизненными. Приказ Герцогини подловил его незаметно, во сне, – тело Ветра поднялось с постели, а вот сознание не очнулось вместе с ним. Встреча с Валетом Червей впервые не вызвала у молодого человека совершенно никаких эмоций, он покорно принял у дворецкого свой тонкий серебряный клинок, и таким образом пара вновь соединилась. Затем следовали наставления, больше, правда, формальные – полукровку вела воля Герцогини и ее древних оков, а не распоряжения демона. Теперь же он неторопливо, но неумолимо возвращался на третий этаж поместья, где не так далеко от его собственной комнаты гостила его близкая подруга. Сейчас он не помнил ее. Он и имени-то своего не вспомнил бы, если бы не голоса в голове, распоряжавшиеся сейчас его телом.
Граф постучал. По большому счету и это было формальностью, независимо от того, спала ли хозяйка комнаты в столь поздний час или нет, жить ей оставалось недолго. Он ведь был здесь именно за этим – забрать для Герцогини душу, которую она пожелала. Принести, как верный слуга, опуститься на одно колено перед своей госпожой и, возможно, заслужить расположение. Губы графа нервно дрогнули, но темные камни браслетов сверкнули в полутьме, подавляя самое минимальное сопротивление и проявление характера, и язвительная усмешка не состоялась. Ветер был подчинен и стал прекрасным оружием в умелых руках, даже без своей стихийной силы, которая в целях предосторожности на свободу не выпускалась. Молодой человек постучал в дверь снова, на этот раз громче и требовательнее.

0

16

Стук в дверь застал итальянку тогда, когда она заканчивала упаковывать чемодан с одеждой. Сначала Габриэль решила, что ей попросту показалось, но стук повторился вновь, теперь уже более настойчиво. С подозрением покосившись на входную дверь, молодая женщина в нерешительности замерла посреди комнаты. Кто мог потревожить её посреди ночи? И, главное, по какой причине? Раздумывая подобным образом, Леджеро припомнился недавний (недавний ли?) случай с Ветром. Да, что и говорить, визит друга выдался более чем внезапным и экстраординарным. Воспоминание о близких друзьях навеяло на путешественницу мимолетную тоску и печаль. Возможно, её решение было слишком эмоциональным и скоропостижным. Определенно, не стоило сейчас бросать друзей...
А между тем, пока девушка терзалась непростыми мыслями в дверь продолжали нетерпеливо стучать. Поглубже вдохнув и запахнув халат поплотнее, Габриэль шагнула ко входу. На короткую секунду в душе шевельнулась смутная тревога, слабое предчувствие чего-то нехорошего, но итальянка сочла эти неясные ощущения всего лишь проделками разгулявшейся фантазии и недавних плохих сновидений. Поэтому, дабы почувствовать себя увереннее, блондинка быстро подошла к одной из прикроватных тумбочек и вынула из верхнего ящика короткоствольный револьвер. Проверив барабан револьвера, Леджеро наспех запихнула его в карман халата и подошла к двери.
- Кто там? — спросила итальянка.
Ответа не последовала. Взявшись за дверную ручку, Габи осторожно приоткрыла дверь на несколько дюймов. На пороге её покоев в густой тени стоял некто. Приглядевшись повнимательнее, молодая женщина узнала в неизвестном Ветра. Напряжение и настороженность в одночасье схлынули. Облегченно выдохнув, путешественница распахнула двери настежь, приглашая неожиданного ночного гостя войти.
- Dio Mio, Ветер! Что случилось? Заходи же скорее, не стой на пороге! — поспешно впуская друга в комнату, Габриэль не обратила внимание на неуловимую перемену, которая произошла в нём. Нет, внешне, он оставался всё тем же до боли знакомым Ветром, но отрешенное выражение лица и застывший взгляд выдавали в нём совершенно другого человека. Удостоверившись, что в коридоре никого больше нет, девушка закрыла дверь на ключ и повернулась к другу.
- Ты знаешь, я всегда рада тебя видеть, но, признаться, эти ночные визиты немножко сбивают меня с толку, — глядя на мужчину, улыбнусь ему итальянка. — Так что же произошло?

Отредактировано Габриэль (2015-12-12 21:59:57)

0

17

Кто там? Как он мог ответить на этот, казалось бы, несложный вопрос? Граф задумался и тут же попал в тупик, словно размышления обрубили твердой рукой. Думать в его обязанности не входило, но он все же оставался человеком, а не только биологической массой, и это создавало определенное противоречие в нем. И впрямь, кто он? Он не знал даже своего лица. Знал только два других: красивое, юное и прелестное, в обрамлении каштановых кудрей, и серьезное строгое сосредоточенное с темными сосущими глазами. Что он испытывал к ним? Почему беспрекословно подчинялся? Кто эти голоса, постоянно шепчущие, шипящие в его мыслях, усыпляющие тягу ко всему, что вне его приказа?
Пока потерянный юноша думал над ответом, к его узкому миру присоединилось еще одно лицо – обеспокоенное, нахмуренное, но, несомненно, миловидное. А еще молодое. Непозволительно молодое при его-то поручении. Граф склонил голову в знак приветствия, но ничего не изменилось на его лице. Он по-прежнему не узнавал свою жертву. А она, похоже, его узнавала. В любом случае, выражение ее лица в один миг смягчилось. «Ветер… - где он мог слышать это имя? – Ветер… Ветер…» - затихающим эхом раздавалось в сознании. Молодой человек качнул головой, стараясь отогнать назойливые сомнения, и прошел в комнату. На губах его замерла бессмысленная улыбка. Когда за мимикой лица не стояло ничего, кроме механики, эмоции не могли получиться настоящими. Стоило ключу провернуться в замке, как нити марионетки натянулись, вынуждая его сделать шаг вперед навстречу светловолосой леди.
- Много чего произошло, - вполголоса отозвался Ветер, делая еще один мягкий шаг к итальянке. – Много воды утекло… - рука графа сжала рукоять злосчастного клинка за спиной. Руки его дрожали. Почему? Доводилось ли ему прежде убивать? Он не помнил. Он все еще медлил, но оковы уже вели его руки и тело. – Я пришел сказать, что твое время вышло, - вкрадчиво произнес мужчина, почти прижимая девушку к двери, загоняя жертву в угол. В следующий же миг быстрый замах слился с сильным ударом, нацеленным между ребер, оставляя Габриэль считанные секунды, чтобы что-то изменить…

0

18

С Ветром было что-то не так... Только сейчас Леджеро заметила это новое, чуждое выражение на лице друга. Восковая маска полной безучастности с приклеенной фальшивой улыбкой и потухшим, неживым взглядом. Откуда взялась эта резкая перемена? И какова причина такой странной метаморфозы? Молодая женщина пришла в замешательство. Ветер сделал твердый шаг ей навстречу.
- Много чего произошло, — чуть слышно промолвил мужчина, отвечая на заданный ранее вопрос. — Много воды утекло...
- Ветер, с тобой всё в порядке? — к Габриэль снова возвращалось чувство тревоги. Ветер, казалось, не услышал её, продолжая медленно приближаться. Ситуация принимала непонятный и пугающий оборот. Итальянка инстинктивно попятилась назад, удивляясь сама себе. Да что в конце концов происходит?!
- Ветер, ответь, что с тобой? Прошу! — почти взмолилась девушка, отступая к входной двери. Друг остался безразличен к мольбам Габи. Ни один мускул не дрогнул на его красивом, но отстраненном лице, а взгляд излучал лишь пустоту. Леджеро видела, он что-то прячет за спиной... По телу путешественницы пробежала морозная волна мурашек, сердце предательски встрепенулась в груди, а затем она услышала то, отчего страх выпустил свои острые когти в её внутренности.
- Я пришел сказать, что твое время вышло, — всё тем же тихим и чужим голосом произнес молодой человек, неумолимо надвигаясь на Габриэль. Она оказалась буквально прижата к двери. Обескураженная и потрясенная, Леджеро пыталась понять, что за чертовщина творится с Ветром. Холодный блеск метала, привел девушку в чувство, а когда занесенная для удара рука с зажатым в ней клинком стала опускаться ей на грудь, итальянка наконец-то всё осознала, но было слишком поздно...
Резко дернувшись в сторону, Леджеро в последнюю секунду избежала смертельного удара, но острие кинжала таки успело скользнуть по её правой руке разрезав тонкий шелк рукава и оставив на предплечье глубокий порез. Годы выправки в опасных путешествиях не прошли даром. Исключительно благодаря отменной реакции и ловкости, блондинка сумела избежать неминуемой смерти. Отскочив подальше от Ветра, молодая женщина, не мешкая, вытащила спрятанный в кармане халата револьвер и взвела курок. Указательный палец лег на спусковой крючок, а дуло револьвера нацелилось в мужчину, напружинившемуся к очередному броску.
- Стой, Ветер! Ни шагу с места! — голос Габриэль дрожал от волнения и напряжения, впрочем, как и руки, сжимающие оружие. — Это не ты, Ветер! Стой, прошу тебя!

Отредактировано Габриэль (2015-12-13 21:31:05)

0

19

Есть два типа людей: те, кто немеет от ужаса приближающейся смерти и покорно замирает в ее ожидании, и те, кому в последнюю секунду адреналин бьет в голову в отчаянной попытке спастись. Блондинка оказалась из второй категории, она ловко ушла от удара и даже не вскрикнула, когда острое лезвие вспороло ее красивую кожу. Мужчина улыбнулся, на этот раз сам по себе, и поэтому лицо его озарило хоть какое-то выражение. Так было даже интереснее, да и он сам был из второго числа. По крайней мере, смерть его никогда не страшила. Не страшило и огнестрельное оружие, направленное на него. Похоже, сейчас инстинкт самосохранения отсутствовал у него вовсе. Граф сделал спокойный шаг вперед, сокращая расстояние между ними.
- Мы оба знаем, что ты этого не сделаешь, - вкрадчиво, почти ласково заметил юноша, привычным движением прокрутив в ладони клинок. – Ты дрожишь. Кем бы ты ни была и кем бы ни был я… - Ветер поднял на подругу серьезный взгляд, по-прежнему отстраненный и чужой. – Ты не сможешь, - тонкие браслеты на запястьях мужчины вновь призывно сверкнули, и граф стремительно бросился вперед, к девушке, и прежде чем последняя успела что-либо предпринять, схватил ее за предплечье, отталкивая назад и отводя руку в сторону. Грянул выстрел, и пуля застряла где-то в потолке. Не теряя времени, сосредоточенный граф оттолкнул Габриэль назад. Что-то опрокинулось, и послышался звон разбитого стекла. Убрав клинок за пояс, Ветер подскочил к подруге и схватил ее за запястье руки, все еще сжимавшей оружие, после чего безжалостным движением выломал его. Едва различимый хруст сопровождался звуком падающего на пол револьвера, как последней надежды светловолосой, и криком пострадавшей. 
- Хватит этих игр! – раздраженно произнес поданный Герцогини, схватив девушку за волосы и запрокидывая ее голову назад. Ладонь вновь выхватила серебряный клинок, на сей раз действуя без промедления, готовая перерезать горло несчастной, но фортуна сегодня – впервые – была не на его стороне.
- Остановись! – послышалось в дверях, и прежде, чем Ветер успел обернуться, его отнесло в сторону сильным потоком воздуха, щедро приложив спиной о стену. Глухо простонав, граф рухнул на пол. На спину ему в последнее время не везло, и старые повреждения давали о себе знать, поэтому юноша не спешил подняться на ноги, но все еще сжимал в руке злосчастный клинок. На пороге комнаты стояла бледная темноволосая девушка в темно-синем платье, взъерошенная, растерянная и испуганная. Габриэль уже доводилось видеть ее лицо, так сильно похожее на младшего брата. Венесуэла сделала несколько смелых шагов вперед, закрывая собой блондинку, которую она едва знала с немногих слов брата. Но сейчас она чувствовала, чью сторону нужно принять, видела, что Ветер не в себе. Граф медленно поднялся, придерживая левой рукой поясницу. Глаза его сверкнули гневом.
- Ты пожалеешь, что вмешалась не в свое дело, - сквозь зубы процедил он. Казалось, его совершенно не удивила ни мощная неожиданная атака, ни то, что незнакомка (сестру он не помнил точно так же, как и подругу) прошла сквозь запертую на ключ дверь. Венесуэла лишь гордо приподняла подбородок до боли знакомым движением и подалась вперед. Брата она не боялась. Боялась только за него.

0

20

Нет, Виндхайд не остановился. Похоже, ничто и никто сейчас не смог бы достучаться до его сознания. Сознания настоящего Ветра. Он превратился в покорного раба, связанного чужой, злобной волей и незримой силой, источником которой являлись тонкие оковы на запястьях. Габриэль внезапно вспомнила, что Анна не так давно упоминала о каких-то магических браслетах, и что Герцогиня шантажом принудила Ветра надеть их. В тот момент, девушка не придала значения этой детали в сбивчивом рассказе подруги – ситуация не располагала к тщательным размышлениям, но теперь ясно понимала. Да, чертовы браслеты! Именно в них заключалась причина такого враждебного поведения друга. Выход был один – попытаться снят узы с него.
Это неожиданное открытие и решение воодушевили итальянку, но все последующие события, произошедшие буквально за какую-то короткую минуту, разбили вдребезги её самоуверенности и надежды на благоприятный исход. Леджеро проиграла в яростном противостоянии. Смерть приблизилась к ней вплотную, и было горько осознавать, что наступит она от руки дорого ей человека. Острое и холодное лезвие клинка просило крови, в предвкушении застыв у шеи молодой женщины. Мужчина собирался дать кинжалу долгожданную награду. Габриэль смиренно закрыла глаза.
- Остановись! – вдруг раздался твердый голос, невесть как появившейся в комнате девушки. Леджеро узнала в ней сестру Ветра – Венесуэлу. Почему она не удивилась? Наверное, потому как сил на удивление и другие эмоции не осталось. Отшвырнув собственного брата в сторону неведомой силой, Венесуэла прикрыла собой Габри. Эта темноволосая спасла итальянку во второй раз, что отчего-то не обрадовало последнюю. Неужели она настолько беспомощна? Люди слабы и хрупки? Ломаются при первом же серьезном порыве? Ну-ну…
Преодолевая слабость и головокружение, молодая женщина встала на ноги. Вывернутая рука болела, порез на правом предплечье пульсировал и кровоточил, ко всему прочему, любимый халат из алого китайского шелка порвался. Решительно подобрав с пола отброшенный револьвер, Габриэль, не обращая внимания на Венесуэлу, снова направила его на Ветра. Что могло остановить друга в сложившихся обстоятельствах? Вероятно, приказ хозяйки и... боль.
- Прости… – прошептала блондинка, резко взвела курок и нажала на спусковой крючок. Пуля молниеносно вылетела из ствола и за секунду поразила свою цель, глубоко поцарапав мужчине левое плечо. Леджеро не промахнулась, нет, она просто не хотела сильно покалечить друга, даже, несмотря на то, что её он успел изрядно потрепать и о ужас! – собирался убить. Опустив оружие, итальянка взволновано и выжидающе взглянула на молодого человека.

0

21

Офф

Лучше поздно, чем никогда. xD
Ну и да, два поста мне писать лень, а пароль от ГМ я все равно не помню, так что...

Венесуэле не спалось. Честно говоря, с самого первого дня в поместье она не провела ни одной ночи спокойно, а после того, как узнала большую часть правды о произошедшем, юная леди вовсе потеряла покой. Изначально ее поселили в гостевую комнату на втором этаже, раз уж девушка твердо решила задержаться в особняке, однако, выяснив, где остановился ее брат, предприимчивая стихия поставила всех слуг Герцогини на уши, но добилась-таки переезда на третий этаж. Теперь она жила неподалеку от комнаты брата, но, впрочем, судьба-злодейка все равно упорно разводила двоих родных людей. До этого дня.
Темноволосая чутко вслушивалась в каждый мимолетный шум, в каждый шорох, коих в поместье было предостаточно, в робкой надежде расслышать звук до боли знакомых шагов. На душе было особенно тревожно. Что-то назревало, она это чувствовала совершенно ясно. Однако сон почти сморил ее, когда слух девушки уловил звук выстрела где-то совсем рядом. Встрепенувшись, стихия вслушивалась в ночную тишь, которая совсем скоро прервалась звуками борьбы. Наскоро надев ненавистное синее платье, которое почему-то так понравилось Ветру, Венесуэла выскочила из своей комнаты. Даже если это не он, кому-то могла потребоваться помощь, и ее долг как стихии был эту помощь предоставить. Однако сердце, тревожно замершее где-то между ребер, подсказывало ей, что где неприятности любого рода, там почти наверняка и граф. Дверь оказалась заперта, но это ни разу не остановило стихию, непринужденно проскользнувшую в комнату по воздуху. Девушка даже ни на миг не задумалась, что влезает в чье-то чужое и, возможно, личное дело. Так Венесуэла оказалась в гуще событий, которые одновременно обрадовали и обескуражили ее.
И события развивались быстро. Габриэль, как полоумная, схватила с пола револьвер и направила его на Ветра. Девушка оторопела. Она, конечно, все понимала: у блондинки шок, ее только что пытались убить и все такое, но это было слишком. Однако прежде, чем Венесуэла успела что-либо предпринять, прогремел выстрел. Темноволосая в ужасе обернулась и вскрикнула, будто ранили ее саму. Да, ранение было не смертельное, даже не опасное, но ее это отчего-то вывело из себя.
- Ты совсем с ума сошла? – забыв обо всем, закричала стихия, закрывая собой младшего брата, совсем позабыв, что это вовсе не Ветер стоял позади нее. – Ты на чьей стороне?! – Венесуэла сделала яростный шаг вперед и хотела сказать, что-то еще, но она не успела…
Для Ветра события развивались не так быстро, однако уклониться от пули он все же не успел. Резкая боль обожгла плечо, но граф лишь стиснул зубы и зажал правой ладонью раненую руку. Сознание не вернулось к нему, напротив, все внутри заполнили гнев и ненависть. Мужчина хотел уже было броситься в атаку, когда ненормальная темноволосая девчонка вновь вылезла перед ним, вводя графа в замешательство. Она явно страдала перепадами настроения и сама не знала, на чьей стороне. Это, кстати, можно было использовать в своих целях. Губ юноши коснулась жестокая улыбка, и он ловко прижал сестру к себе спиной, зажав ее горло сгибом локтя и используя Венесуэлу, как живой щит. Девчонка спасла блондинку, обращалась к ней на «ты», значит, они как минимум знакомы, может, даже больше.
- Ну что же ты? – азартно произнес Ветер, медленно переводя взгляд на Габриэль. – Стреляй. Или, может, лучше удушить тебя?.. – с усмешкой прошептал граф над ухом сестры, вновь возвращаясь мыслями к ней. Девчонка определенно поумерила свой пыл. Она задыхалась, судорожно схватившись ладонями за его руку. Темноволосая оказалась удивительно сильна для ее хрупкой конституции, но этого было недостаточно, чтобы вновь обрести свободу. Она ведь хотела оказаться в центре событий? Что ж, ему было нетрудно предоставить ей такую возможность. Блондинка колебалась, а ему так надоело ждать. Граф перехватил клинок левой рукой. Плечо вновь противно заныло, но Ветер сейчас не обращал внимания на боль, он был в некотором роде слишком увлечен происходящим. – Я научу тебя хорошим манерам, - вновь жестоко прошептал он сестре, вычертив длинную линию глубокого пореза на ее щеке. Венесуэла закричала и рванулась вперед, но мужчина крепко держал ее. Кровь потекла по красивому лицу темноволосой, но к его большому удивлению и разочарованию, рана начала быстро затягиваться прямо на его глазах. – Что за…
Венесуэлу вдруг осенило. Этот гадкий жест Ветра одинаково ранил тело и душу, но в мыслях вдруг образовалась поразительная легкость, прозрачность, даже несмотря на то, что лицо неприятно саднило, и каждый вздох грозился стать последним. Ее природный дар, ее сила! Девушка потянулась назад и ловко обхватила лицо брата ладонями. Сила исцеления, которая могла лечить не только тело, но и голову.
- Вспомни, кто ты на самом деле… - сдавленно выдохнула девушка, направив всю свою стихийную силу на то, чтобы сломить власть проклятых оков хотя бы на время. Все, что у нее оставалось, это надежда. Рана на щеке, так и не успевшая затянуться до конца, раскрылась вновь. Темноволосая сжала губы и закрыла глаза, стараясь сосредоточиться.
Резкая неожиданная боль пронзила голову графа, а вместе с ней и ожоги в районе запястий. Браслеты вновь раскалились, противостоя столь бесцеремонному вмешательству другой мощной силы. Ветер глухо простонал и попытался отпрянуть назад, забыв про свою жертву, но теперь уже она не отпускала его, хотя силы ее были на исходе. Воспоминания тяжелой волной обрушились на юношу, в точности прорисовывая все самые страшные моменты последних дней. Он вдруг все вспомнил. Вспомнил, кто он и как здесь оказался, вспомнил, кто эти напуганные потерянные девушки перед ним, вспомнил, что этими самыми руками всего пару минут назад пытался прикончить одну, а затем вторую. Венесуэла без сил сползла на пол, и он рухнул на колени вместе с ней, не позволив сестре удариться об пол. Голова болела, назойливо и мучительно. Но хуже всего было не это. Никакая физическая боль не могла сравниться с той, которую он испытал в этот миг в своей душе.
- Венис… Прости меня, - с горечью прошептал он, мягко опустив девушку на пол. Лицо ее не выражало никаких эмоций – темноволосая лишилась чувств. Сестра была бледна, а по щеке ее все еще текла кровь. Ветер поднял взгляд куда-то в район плеча Габриэль. Он не мог сейчас заставить себя посмотреть подруге в глаза. Больше всего в этот миг он боялся увидеть тот же взгляд, что и на лице возлюбленной, - напуганный, разочарованный, ненавидящий. Тщеславие и гордость застелили ему глаза, и Ветер определенно недооценил власть Герцогини, за что теперь он расплачивался сполна. Хозяйка поместья, как и обещала, причинила ему разом столько боли, что в пору было свихнуться. Она отменно держала свое слово, и Ветер всерьез начинал бояться самого себя. - Габри...

0

22

И всё-таки люди слабы. Слабы и беспомощны. Они надеются, и ошибаются. Пробуют, но оступаются. Габриэль осознала, что оступилась, когда настоящий Ветер не вернулся. Свинцовая пуля поразила его тело, но не душу. Демон в обличье любимого друга и не думал сдаваться. Ярость и ненависть с новой силой захлестнули его, до неузнаваемости исказив знакомые черты. Темный, злобный, и бесконечно чужой, Ветер резво воспрянул и грубо схватил темноволосую девушку, необдуманно вставшую сейчас на его защиту.
Страшная игра продолжилась. Исполненные яда и презрения слова, слетали с губ графа. Леджеро не могла смотреть на ехидную ухмылку мужчины, резавшую взгляд своей надменностью. Чувства вскипели в итальянке, но вовремя подавив первые гневные порывы, она так и не сдвинулась с места, нервно перекладывая из руки в руку бесполезный револьвер. А Виндхайд тем временем принялся терзать собственную сестру, которая наконец-то уразумела, с кем столкнулась. Габриэль не решалась ей помочь. Боялась снова ошибиться... Секунды потянулись мучительно медленно, воздух напитывался тяжелым, густым запахом крови, боль и ненависть до краев наполнили сумрачные покои.
Кто знает, сколько бы ещё длилась эта макабрическая сцена, если бы не отчаянные действия Венесуэлы. Леджеро не сразу поняла, что она пытается предпринять. Сумев как-то извернутся, темноволосая обхватила лицо брата ладонями. Болезненная судорога пробежала по перекошенным злостью чертам Ветра, он застонал и отшатнулся, но девушка не отпустила его. Казалось, лицо стихии просветлело, как будто темная туча, затенявшая его доселе, умчалась прочь. Неужели... Неужели она исцелила его?! Запоздало догадалась молодая итальянка, пораженно глядя, как друг окончательно приходить в себя, а его обессиленная сестра без сознания соскальзывает на пол. Сковавшее Габриэль оцепенение и напряжение в одночасье спали. Отбросив в сторону ставшее ненужным оружие, она неуверенно шагнула вперед.
- Габри... – тихо обратился к ней Ветер. Он не подымал глаз к лицу женщины.
Не оставалось никаких сомнений – разум и собственная воля возвратились к стихии. А вместе с ними, как жестокая неизбежность, пришло понимание содеянного. Габриэль не представляла, что в этот миг творится в душе друга, и в каком смятении он пребывает. Несмотря на все пережитые ужасы нынешней ночи, Леджеро не могла винить Виндхайда. Не могла или не умела.
- Ветер, ты ранен, и твоя сестра... – приблизившись к Ветру, Габри наклонилась к нему, и осторожно положила здоровую руку ему на плече. – Перенеси её на кровать, а я принесу воды и чистой ткани.
Ободряюще сжав пальцами плечо мужчины, блондинка развернулась и быстро направилась в ванную комнату.

0


Вы здесь » Поместье Герцогини » Третий этаж » Комната Габриэль Леджеро


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC